Торговец оружием Петр Манджуков в своем самом откровенном интервью…

На днях имя торговца оружием Петра Манджукова было замешано в скандале между президентом Руменом Радевым и премьер-министром Бойко Борисовым в связи с тем, что в прошлом у него работал Иво Христов, советник главы государства. Появились даже подозрения, че именно Манджуков устроил журналиста в команде президента, поскольку в политических кругах давно идут слухи, что как раз оружейное лобби выдвинуло Радева и его поддерживает политическую карьеру.

Оружейный босс Петр Манджуков полностью разъясняет этот вопрос и отвечает подробно на все неудобные вопрос в самом откровенном и эксклюзивном интервью для сайта „ПИК“. Бизнесмен рассказывает о том, имеет ли он нечто общее с президентом Руменом Радевым, какие у него отношения с Георги Пырвановым, Сергеем Станишевым и Болгарской социалистической партией, почему он отказался финансировать газету „Дума“ и кому он продал телевидение „Би Би Ти“.

– Господин Манджуков, вы знакомы с президентом Руменом Радевым, какие у вас отношения и лоббировали ли вы его номинацию на пост главы государства?  

– Я знаком и испытываю уважение ко многим генералам – болгарским и не только болгарским. К сожалению, я никогда не был знаком, никогда не встречался, даже в общественных местах, с президентом Руменом Радевым.  

Именно его недавняя принадлежность вооруженным силам, его биография кадрового офицера, военного летчика и командующего Военно-воздушными силами, вызывает достаточно повода для уважения и симпатии у многих болгар.    

– Выяснилось, что его самый близкий советник, который также пишет его речи – это журналист Иво Христов, который работал на вас. В каких отношениях вы с ним состояли в то время и как вы выбрали его директором телевидения, откуда вы его знали и как оказали доверие? Кто вам его порекомендовал?

– Может быть, это прозвучит довольно непривычно, но с Иво Христовым меня никто не знакомил. Как каждый нормальный человек, утром я смотрю передачи новостей по основным телеканалам. Однажды меня заинтриговал один репортаж о биографии президента Митерана (а, как вы знаете, кроме всего прочего, я франкофон), написанной болгарским журналистом. В репортаже было короткое интервью с ни.  

На меня лично произвело  впечатлениие то, что  довольно-таки молодой болгарский журналист осмеливается и обладает знаниями и амбицией написать книгу о политике такого масштаба, каким является Франсоа Митеран. После окончания интервью, я позвонил в это телевидение и попросил дать мне телефон этого самого журналиста – Иво Христова.

Я ему сам позвонил, представился и сказал, что собираюсь заняться своим телевизионным проектом и если он интересуется этим, предложил ему встретится. Иво Христов пришел ко мне в офис и мы один час побеседовали, обменялись мнениями и договорились, что он обладает необходимыми знаниями и очень сильно заинтересован в развитии этого телевизионного проекта.

Он меня заверил, что может собрать коллектив и организовать все технические, программные и кадровые оргвопросы. Телевизионный канал „Би Би Ти“ начал работу под его руководством, с его командой. Через несколько месяцев после запуска телевидения, которое было полностью финансировано мной, и ежедневного просмотра утренней передачи, я отправил замечания к команде так называемого утреннего блока.  

Это был вопрос, по которому у нас с Иво возникли серьезные противоречия. Когда я в императивной форме потребовал откорректировать эту часть программы, однажды утром все вместе, все 16-17 приближенных к Иво и он сам не явились на работу, объявив бойкот телевизионной программе. Для меня эта ситуация была чрезвычайно тяжелой, поскольку мне пришлось за считаные часы реорганизовать телеканал, найти новое руководство, чтобы восстановить работу телевидения.

Именно тогда я пригласил Ульяну Прымову, и она согласилась. За несколько дней мы стабилизировали программу на телеканале. После того, как Ульяну Прымову пригласили на должность генерального директора Болгарского национального телевидения, у нас работал Стилиян Иванов и наконец – Кирил Гоцев. Это и есть история с назначением Иво Христова и обстоятельства, при которых мы с ним расстались – как вы сами понимаете, не лучшим образом.  

С тех пор, а это было в 2003 году, и до недавнего времени, несколько месяцев назад, у меня не было с ним  контакта. Когда я узнал, что он назначен на этот высокий пост, я позволил себе из вежливости отправить ему один СМС с поздравлением по случаю новой ответственной должности, которую, как я думаю, он счел возможным исполнить.

В последний раз перед Рождеством мы встретились в связи с его просьбой, связанной с здоровьем его отца. По этому поводу мы организовали встречу с двумя моими близкими друзьями, профессорами медицины, которые могли бы оказать содействие для лечения его родителей. Это был мой первый и последний разговор с господином Иво Христовым в последние годы после его ухода из „Би Би Ти“, и я еще раз от всего сердца желаю ему успехов в работе на должности начальника кабинета президента.   

– Знакомы ли вы с отцом Иво Христова, который служил в резидентуре Болгарии в Стамбуле и Брюсселе, поддерживаете ли контакты и, если да, какие? Отец Иво Христова служил также в военной разведке, известной под именем РУМНО, и работал в европейских столицах —  знали ли вы его по линии вашего оружейного бизнеса?

– Понятия не имею где работал отец Иво Христова, никогда не было повода разговаривать с Иво Христовым подробно о его родителях. Я был знаком с его супругой Галей, которая была членом коллектива телеканала „Би Би Ти“, но это все, что я знаю о его семье и его родственниках. А вы, кажется, к тому же имеете ввиду те времена, когда мое профессиональное бытие никоим образом не предполагало контактов с такими людьми.

– Это правда, что благодаря вам Иво Христов был внедрен в команду президента еще во время его предвыборной кампании?

– Этот вопрос звучит немного смешно, после того, как я только что рассказал о своих контактах с Иво Христовым и, соответственно, с господином Руменом Радевым до того, как он стал президентом и после его избрания. Я ни разу, ни по какому поводу не имел чести встречатся с нынешним президентом Руменом Радевым.

Я не знаю, какие у вас основания задавать мне вопрос о некоем оружейном лобби, создавшим его, но я категорически отрицаю такую связь… Связывать мое имя с таким сценарием просто абсурдно.   

Вы мне отводите слишком важную, высокую роль в обществе – какую я, к сожалению, не играю, да и не хочу играть!

– Как вы прокомментируете высказанные сомнения о том, что Румен Радев является политическоу креатурой оружейного лобби, к которому причисляют и вас? И почему Татьяна Дончева упорно говорит об этом?

– В отношении высказываний некоторых политиков, юристов и прочих, я имена называть не буду, хотя вы в своем вопросе упомянули одно имя, считаю, что вы должны спросить у них, что они имели ввиду. А можно сначала спросить у них чем же они зарабатывают себе на жизнь. И, принимая на себя тяжелую ношу политических лидеров или участников в политической жизни, дают ли они себе отчет об ответсвенности, которая ложится на их плечи.

Тот, кто занимает такую позицию, должен знать что он говорит, должет отвечать за свои слова. Извините, но на такие нелепые вопросы я не хочу отвечать.

– Были ли у вас вместе с Иво Христовым общие контакты с Россией? Может ли это быть причиной того, что Иво Христов не получил доступа к секретной информации?  

– Мне неизвестно о чем-либо общем между мной, Иво Христовым и Россией! Ведь я уже объяснил, что с 2003 года и незадолго до Рождества у меня никаких контактов с ним не было – и чего может быть общего у меня с Иво Христовым и с Россией?! Это звучит настолько нелепо, что я никак не могу это комментировать!

– Почему вы отказались финансировать газету „Дума“? Какие у вас отношения с Болгарской социалистической партией и ее руководством в последние годы? Являетесь ли вы спонсором партии сейчас, общаетесь ли вы и по какому поводу с лидером партии Корнелией Ниновой?

– Мои отношения с Болгарской социалистической партией в последнее время неоднозначны с точки зрения хорошего тона и нормальных человеческих и профессиональных отношений, поскольку этот проект я начал на основе своего контакта с господином Георги Първановым, когда он был только что выбран председателем Болгарской социалистической партии.   

К сожалению, тогда у меня были проблемы со стороны государственных структур и правительства Ивана Костова(я и до сих пор не знаю по какой причине), и я, естественно, стал искать возможность разрешить вопрос, установив контакт с оппонентами этой политической силы, откровенно применяющей в отношении меня и моей работы репрессивные действия, например: наружное наблюдение, отказ со стороны комиссии, выдающей разрешения, утверждать любые мои контракты (тогда заместителем министра, ответственным за эту деятельность, был Христо Михайловски).

По этому поводу мне устроили встречу с Пырвановым, и я поверил в этого молодого человека, в мораль, которую он исповедовал, в его мотивацию состоять членом этой партии, и в конце концов я решил всячески содействовать его утверждению в качестве лидера Болгарской   социалистической партии. На более позднем этапе, после нескольких встреч, я решил восстановить издание газеты „Дума“, которую тем временем господин Димитр Иванов превратил во вкладку его новой газеты „Република“. „Дума“ была фактически ликвидирована, когда я взял на себя ее содержание. 

На основе своих контактов с Георги Пырвановым, я обещал восстановить их орган, газету  „Дума”, в том духе и стиле, который был задан ее создателем, покойным Стефаном Продевым. В этом моя связь с Болгарской социалистической партией, а потом через Пырваанова я познакомился с молодым Сергеем Станишевым, который сначала был секретарем БСП по международным отношениям и с которым у меня тоже были некоторые нормальные личные взаимоотношения до тех пор, пока от не стал премьер-министром. 

Каковы мои отношения можно судить по их развитию. После того, как я восстановил газету „Дума“, я осуществил проект „Би Би Ти“, у которого были все нужные качества для серьезного участия в распределении рекламного рынка. Но только при условии наличия соответствующего эфира, по крайней мере на региональном уровне. А у нас было и самочувствие, и готовность претендовать на национальный эфир.

И здесь уже вы можете сами сделать свои выводы о моих отношениях с БСП – с президентом Георги Пырвановым и премьер-министром Сергеем Станишевым. Он назначает Совет по электронным СМИ (СЭМ),  поскольку известно к каким политическим силам принадлежит большинство, назначает также и Коммисию регулированиия связи (КРС). Так вот, при распределении новых эфирных частот, свою долю получили все телеканалы. Боьлше всех – „ТВ 7“. Телеканал „Европа“, собственность Эмила Стоянова, брата президента Петра Стоянова, получила 5 региональных лицензий, а „Би Би Ти“ не получила ничего. Тогда-то я и понял, что на „Позитано“ (улица, где находится центральный офис БСП – Прим. пер.) интересуются всем, что угодно, но только не продвижением проекта, который в некоторой степени являлся социальным, и вроде бы левым. Поэтому я решил отношения и с телеканалом, и с газетой „Дума”.

Важно уточнить, что торговая марка „Дума” стала моей собственностью в силу многочисленных юридических документов. Когда г-н Станишев и руководство БСП сказали мне, что в качестве издателя газеты, я не придерживаюсь политики партии, я им ответил, что с большим удовольствием готов отдать им все, что я  сделал, даже марку, что я не был обязан делать.

Единственное, что я получил, это было около ста тысяч левов за те компьютеры, письменные столы и другое имущество, приобретенное мной для редакции. Вот это истария, связанная с телеканалом „Би Би Ти“, изданием газеты „Дума” и причинами прекратить эту авантюру, которая нанесла мне много морального, да и немало материального ущерба.

Кроме прямых убытков, пока я продвигал этот медийный проект, я потерял много энергии и времени, что отразилось неблагоприятно на моем основном бизнесе. Я нажил себе много врагов, принадлежащих другим политическим кругам, без никакой на то особой причиной, поскольку по своим убеждениям я социал-демократ. Как частный предприниматель, я уже не могу быть пролетарием – ни я, ни мои сыновья, вероятно они будут защищать интересы более зажиточного слоя болгарского населения.

– Как выяснилось из слов премьер-министра Борисова, Вы продали телеканал „Би Би Ти“ Деляну Пеевскому. Почему ваши медийные проекты оказываются неуспешными и вам приходится их продавать?

– Я думаю, что уже выяснил, почему я расстался с газетой и с телеканалом. А „ББТ“ я не продавал непосредственно Деляну Пеевскому. Я вел переговоры с Цветаном Василевым, и он сказал, что профинансирует сделку. Так что я продал канал компании, которую мне указал Цветан Василев.

Банк определил трехлетний беспроцентный период оплаты, во время которого я не получал ничего, но передал права собственности над медиа. По истечении этого льготного периода, за 3 года я получил сумму, разделенную на три части, которая далеко не покрывала мои инвестиции в телеканал. Впрочем, хочу сказать, что в последний год моим партнером в  „ББТ“ был Красимир Гергов. Мне кажется, это факт, заслуживающий внимания, и я ему благодарен. Как раз он и помог осуществить эту сделку.  

– Почему вы предпочитаете стоять за кулисами СМИ и не реагируете, когда ваше имя оказывается замешано в разных деликатных ситуациях в государстве?

– Я не стою за кулисами и ничего специально не делаю, прежде всего из-за своего возраста и отсутствия излишка свободного времени. Я убедился, что публичность приносит только негатив и вызывает искажение информации, поэтому я решил не давать телевизионные и другие интервью. Неужели это решение может быть поводом для обвинения в политических, лоббистких и закулисных играх?  

По этой интерпретации вы можете сами посудить об уровне и качестве нашей журналистики, а также о профессионализме наших журналистов.  Мне и в голову не могло бы прийти, что это может быть единственным объяснением поведения человека, решившего удалится от медийной жизни, а не те реальные и гораздо более исполненные смысла причины, которые я перечислил.  Обвинение, что таким образом я прикрываю закулисные политические игры звучит некрасиво, абсурдно и примитивно.

– Почему на вас наговорили, что вы обеспечили недвижимостью президента Георги Пырванова? Какие у вас с ним отношения?

– В отношении пресловутых квартир президента Пырванова, я, честно говоря, устал объяснять. Во-первых, я не занимаюсь продажей, ни застройкой. Это было возложено определенным членам моей команды.   

С Георги Пырвановым у меня нет договора на продажу квартир, это можно легко проверить. Я не могу сказать, если кто-то перепродавал квартиры, которые купил у компании, которые их продавали, но продажу квартиры или переговоры на этот счет с семьей Георги Пырванова я не осуществлял.

И в связи с этим, я думаю, что уже пора  положить конец этим спекуляциям,  возбужденным одним из ваших коллег, которые сделал карьеру, поднимая этот вопрос. Во всех интервью за последние 10 лет мне задают этот вопрос, а также и следующий, который вы мне зададите, о программе „Нефть в обмен на продовольствие“.

–  Как закончилось расследование аферы по программе „Нефть в обмен на продовольствие”?

– Расследования никогда не было! А что касается „Нефти в обмен на продовольствие“, если изволите потрудиться и проверить, то узнаете, что была комиссия в Парламенте, допрашивали меня и моего сына, всех участников этого процесса. Из-за этих вопросов я как раз собираюсь запустить личный сайт, на котором будет хронология и документы всего этого процесса, который вы называете „аферой“.

Это не „афера“, это законный договор, заключенный согласно правилам ООН, и с официального разрешения соответствующей структуры этой организации в рамках программы „Нефть в обмен на продовольствие“ была выделена квота, в которой никакого личного участия я не принимал. Скоро будет опубликована вся эта история, потрудитесь поинтересоваться и узнаете кто участвовал, кто подписывал, на каком основании, какая была прибыль, денежные переводы – все будет опубликовано на моей личной странице.

И поверьте, финансовые результаты всей этой операции вряд ли смогут покрыть стоимость бумаги, истраченной, чтобы писать на эту тему. Не говоря уж о выделенном эфирном времени!

– Все чаще некоторые политики, как Йордан Цонев из Движения права и свобод, например, раскрывают тайну своего голосования на выборах. А вы за кого голосовали на президентских выборах?

– Господин Цонев — политик и он производит политику, объявив за кого он голосовал. Я не политик. Я, как любой болгарин, имею право голосовать и я проголосовал по совести.

– В качестве бизнесмена, что вы думаете о политической ситуации в стране?

– Мое мнение о политической ситуации в… Послушайте, я прожил весьма нелегкую жизнь, в которой было много превратностей. И, несмотря на это, я всего добился в жизни, благодаря своему упорному труду и вере в собственные силы. И благодаря таланту людей в моем обкружении.  

Мы с пессимизмом относимся к любой ситуации, политической или экономической, финансовой, не знаю, не пора ли уже сменить пластинку и посмотреть другими глазами?!

Сейчас наша страна впервые председательствует Советом Европы на основе ротации. Посмотрите на наши международные контакты и присутствие здесь всех возможных больших и малых европейских лидеров. Посмотрите с каким уважением они относятся к руководству нашего государства. Обратите внимание, что благодаря внешнеполитическим действиям премьер-министра, правительства и президента, наши отношения с Турцией, приостановление беженской волны – все это прошло как бы между прочим.

Обратите внимание на объявленную правительством политику, поистине фантастическую в отношении экономического, культурного и логистического развития Западных Балкан. На моей памяти, за все это время демократических перемен, до сих пор у моего государства такой роли, такого места на европейском и мировом уровне не было. Так что, я никого не защищаю и никому не делаю комплименты, но таковы факты, и мы должны быть довольны и должны оказывать поддержку.

– Как опытный менеджер, какой совет вы бы дали нынешним руководителям государства – премьер-министру Бойко Борисову, президенту Румену Радеву, сопредседателям „Объединенных патриотов“ Симеонову, Каракачанову и Сидерову?

– Я сразу перейду к следующему вопросу – о взаимоотношениях между премьером Борисовым и президентом Радевым. Конечно же и вам, и нам понятно, что если эти две институции работают сообща, особенно во время ротационного председательства в Совете ЕС, мы бы достигли поистине больших высот, и наша страна стала бы  намного привлекательнее для инвесторов. О Болгарии заговорят, но не так, как в начале демократических перемен. Все, кто путешествует, знают как люди говорили о болгарах, а сейчас на нашу страну уже смотрят другими глазами.

И, как сказал мой друг Вежди Рашидов в одном своем интервью, я считаю, что они оба достойные мужчины, которые достойно и реально достигли, завоевали генеральское звание, а вы знаете, что значит генерал – это лидер.  

Я думаю, что ни один из них не занял свою дложность конъюнктурно, не осознавая своей роли и ответственности. Поэтому я сильно надеюсь и желаю им переодолеть свои межличностные разногласия, может быть просто различия во вкусах по некоторым вопросам, их должны объединять интересы Болгарии, благо народа, который их избрал.  

Так что я надеюсь скоро увидеть сотрудничество между двумя организациями и между двумя достойными мужчинами, избранными, как я сказал, болгарским народом, чтобы представлять его интересы в столь трудные и важные времена! 

 

Интервью Звездомиры Мастаргарковой для сайта pik.bg

27.02.2018